Jump to content


Photo

Моё турне по Индокитаю


  • Please log in to reply
65 replies to this topic

#41 ostojin-dobrin

ostojin-dobrin

    user

  • Members
  • Pip
  • 64 posts
  • Gender:Male
  • Location:Moscou

Posted 28 April 2006 - 06:31 AM

Вова! Как же я тебя не узнал?! Видимо, я одурел не меньше, хотя и продолжал ходить. Вот до чего жажда познания доводит!

#42 ostojin-dobrin

ostojin-dobrin

    user

  • Members
  • Pip
  • 64 posts
  • Gender:Male
  • Location:Moscou

Posted 28 April 2006 - 11:52 AM

В Хошимин-сити, бывший Сайгон, прилетели ранним утром. Интересно, что накануне в Москве, я отправился в путь тоже утром. Полёт длился часов семь, но плюсуем дорогу до Домодедово, таможню и регистрацию, к тому же летели мы на юго-восток, то есть навстречу времени. Но билет у меня был до Ханоя. По прибытии в аэропорт Сайгона меня, вместе с другими транзитниками, заново подвергли таможенному досмотру. Затем нас провели по залу, заполненному пассажирами, и вновь досмотрели на таможенном посту. Только тогда провели в просторный малолюдный зал. За стеклянной стеной ярко светило солнце, красовались пальмы, ходили по-летнему одетые люди. После холодной, заснеженной Москвы, как всегда в подобных случаях, такие виды радовали и бодрили. Тут я вспомнил, что пиво, выпитое в Домодедово, до сих пор находится во мне - последний раз я посещал туалет в шести тысячах километров отсюда, то есть в Москве. Серьёзное расстояние. Вернувшись в зал, я обнаружил, что мои попутчики-вьетнамцы куда-то исчезли вместе с сопровождающим. Сообщения звучали на английском, который я почти не понимал, и на вьетнамском, который я не понимал вовсе. На электронных табло я также не встретил заветного слова «Ханой». По-французски здесь никто не говорил, вопреки заверениям вьетнамцев, с которыми я общался в Москве. После каждого объявления часть пассажиров вставала, брала вещи и шла на посадку. Я с надеждой спрашивал их: «Ханой?». В ответ они мотали головой: то ли не понимали вопроса, то ли летели не в Ханой. Я показал свой билет сотруднику аэропорта, но он лишь пожал плечами. Я ощутил себя глухонемым, потерявшимся в незнакомом городе. Но тут появились вьетнамцы, летевшие со мной из Москвы и говорившие по-русски. Я кинулся к ним, как к родным. Они тоже летели в Ханой, и от них я узнал, что вылет ещё не скоро. Один из них, утирая пот со лба, пожаловался мне: «Оцень зарка зесь! В Россия погода луце». «Да, в Москве в феврале не жарко», - согласился я, вспомнив жуткую пургу накануне вылета. Теперь можно было спокойно осмотреться. На барной стойке и в витрине красовались блюда с неизвестными мне фруктами. Особенно живописно выглядели плоды величиной с кулак, туго обтянутые ярко-розовыми лепестками. Назывались они «глаза дракона» и походили на нераспустившиеся цветочные бутоны. Западники охотно их фотографировали. За столиками народ дружно уплетал палочками лапшу. Я же купил себе за доллар бутылочку пива «Хейнекен». Вскоре нас посадили в какой-то реактивный «боинг», но поменьше, чем 767-й. Пассажиры, жители Юго-восточной Азии, вели себя спокойно, сдержанно, словом, очень мило, оказывая друг другу внимание и помощь. Ко мне тоже чудесно относились. Примерно через час мы прибыли в Ханой.

#43 ostojin-dobrin

ostojin-dobrin

    user

  • Members
  • Pip
  • 64 posts
  • Gender:Male
  • Location:Moscou

Posted 30 April 2006 - 11:33 AM

В аэропорту Ханоя меня встретил Саша-вьетнамист. Он был здесь в командировке от коммерческой фирмы, но, бросив свои дела, примчался встретить меня и облегчить первые часы моего пребывания на незнакомой земле. Его сопровождала сексапильная вьетнамка, которую он представил как партнёршу по бизнесу. Похоже, не только по бизнесу. Такси, новенькая белоснежная «тойота», бесшумно подкатила к дверям аэропорта. Водитель проворно уложил мои вещи, и мы помчались по хорошо асфальтированной дороге. В салоне работал кондиционер. День был очень тёплый, светило солнце, хотя накануне, как сказал Саша, термометр показывал всего плюс 8 - жуткая холодина для здешних мест. Сразу за территорией аэропорта потянулись обширные рисовые поля, разделённые на небольшие участки - чеки. Своей ровной поверхностью угодья напоминают листы бумаги, расчерченные нетвёрдой рукой на клетки, разные по форме и площади. Одни из них зеленеют, словно травяные газончики, другие затоплены водой. Из последних торчат согбенные человеческие фигурки в светлых конусообразных шляпах. Я вдруг осознаю, что это ожившие иллюстрации к китайским сказкам, которые я читал в детстве, во времена политического интима между СССР и КНР. Умилительное сходство с китайскими картинками довершали аисты, белевшие на фоне распаханной земли. Однако выяснилось, что воображение моё чересчур разыгралось: это были не аисты, а пустые пластиковые пакеты, привязанные к колышкам, чтобы отпугивать птиц. Впрочем, аистов на рисовых полях мне всё же довелось увидеть, и не раз, но только вдали от больших городов. Чем ближе подъезжаем к Ханою, тем больше мотобайков возникает на дороге. Это лёгкие мотобайки, не мопеды, как утверждают некоторые, ибо последние предполагают наличие педалей. Французы называют такую технику «мобилет». И я так буду называть. На мобилетах восседают представители обоих полов и всех возрастов, включая молодых мам с младенцами за спиной или на груди. За крошечных пассажиров невольно волнуешься, хотя здесь их значительно меньше, чем в Африке. Одеты все по-современному - в джинсы, футболки или рубашки. На головах - панамы и бейсболки. У многих на лицах тряпичные повязки, прикрывающие нос и рот от пыли и заразы. Въехали в пригород. Многими деталями и общей атмосферой он напомнил мне Африку, столицы бывших французских колоний, включая Алжир. Сказалось продолжительное влияние одной метрополии в одном климатическом поясе. Здесь необычные дома: с очень узким, высоким фасадом и длинными боковыми стенами. Фасад яркий, красивый, с окнами, балконами и изящными карнизами, смотрит на улицу. Зато длинные боковые стены совершенно ровные, без окон и дверей, не оштукатуренные и часто грязные. Это обусловлено тем, что подобные дома впоследствии лепятся вплотную друг к другу, и получается единое здание с несколькими подъездами. В каждом подъезде - всего одна квартира, двух-, трёх-, или четырёхэтажная. У каждого хозяина - особый вкус, и он украшает свой фасад в дорогой его сердцу цвет. В итоге общее здание получается невообразимо разноцветным. А представьте себе улицу из таких домов. Мобилеты двигаются по улицам плотным, непрерывным потоком. Разноголосые клаксоны не смолкают ни на секунду. Сигналят все и по любому поводу: обгоняя, сгоняя с пути или просто при виде знакомого. Кажется, если запретить вьетнамцам сигналить во время езды, движение транспорта прекратится в тот же миг. Машины новенькие, современные, но их в десятки раз меньше, чем мобилетов. Автомобили вязнут в потоке двухколёсных транспортных средств, и лишь огромные монстры-автобусы упрямо прут вперёд, прокладывая путь мощными, почти пароходными гудками. В отеле, где Саша забронировал мне номер, нас радушно встретил администратор, вьетнамец лет тридцати. Он с любопытством взглянул на меня и спросил: «Джапан?» Забавно. Ещё никто и нигде не принимал меня за японца или китайца. Видимо, я изрядно припух за последние двое суток, включивших проводы и перелёт. Мы с Сашей расхохотались. Вьетнамец тоже засмеялся, видимо, за компанию. Смех его походил на блеяние ягнёнка. Я бросил вещи в номере, и мы вышли прогуляться. Отель располагался в центре города, на широкой улице, разделённой газоном. Светофоры снабжены электронными секундомерами с обратным отсчётом. Очень удобно. Несмотря на это, мобилеты на перекрёстках иногда сталкиваются. Бывает, что седоки при этом оказываются на земле. Но подобные инциденты не часты, и драматическими конфликтами не сопровождаются. Встали, отряхнулись, обменялись резкими криками и жестами и помчались дальше. Мы шли вдоль оживлённого шоссе, когда Саша вдруг сказал: «Надо перейти на другую сторону». Я начал высматривать светофор, но Саша решительно и бесстрашно шагнул в плотный, быстро несущийся поток мобилетов. Я невольно зажмурился, ожидая, что железная, урчащая моторами масса сию же секунду сметёт моего приятеля, словно пылинку, после чего мобилеты начнут сталкиваться меж собой, со скрежетом давя друг друга. Но ничего подобного не произошло. Я был поражён, наблюдая, как голова Саши спокойно плывёт над пролетающими мимо мотобайкерами. Он уверенно и беспрепятственно продвигался к разделительному газону. Мобилеты, не снижая скорости, ловко объезжали Сашу спереди и сзади, не касаясь ни его, ни друг друга. Ещё несколько секунд, и Александр достиг газона. Повернувшись, ко мне, он призывно махнул рукой и крикнул: «Иди, не бойся! Здесь все так переходят!» Однако, это было выше моих сил. Не привык я к такому. «Главное, иди спокойно и не дёргайся! - кричал Саша. - И не смотри на них. Они объедут. Спокойно иди!» Легко сказать! И тут я увидел, что стоявший рядом со мной вьетнамец с буддийским спокойствием двинулся через улицу, даже не выглядывая из-под надвинутой на нос конусообразной шляпы. Он смотрел под ноги, и вовсе не обращал внимания на проносящиеся мимо мобилеты. Я понял, что здесь так принято, и мне стало стыдно моего страха. Набравшись храбрости, я медленно двинулся сквозь этот железный поток. Мотобайкеры в самом деле ловко объезжали меня с обеих сторон, да так быстро и близко, что лицо и затылок мне обдувало ветерком. Не смотреть на стремительно несущихся лихачей, как советовал Саша, не получалось, и я шёл, повернув голову влево. Я видел, как водители, заметив меня в потоке, резко меняли направление и, не сбавляя газа, проскакивали впритирку со мной. Когда до спасительного газона осталось всего несколько шагов, я начал успокаиваться. Тем не менее, я по-прежнему смотрел влево, навстречу потоку. И вдруг я увидел двух летящих на меня мотобайкеров. В отличие от других, эти обормоты смотрели НЕ ВПЕРЁД , А ДРУГ НА ДРУГА !!! ОНИ УВЛЕЧЁННО ОБЩАЛИСЬ, явно не видя меня. «Всё! - мелькнуло у меня в голове. - Эти балбесы точно не промахнутся!» Уворачиваться от них означало угодить под другие мобилеты, водители которых ни в коем случае не ожидают от меня скачков в ту или иную сторону. Огромным усилием воли я продолжал идти по шоссе, хотя ноги плохо меня слушались. Я представлял, как отлетаю от удара мобилета и как по мне проезжает с десяток жёстких колёс. Однако, этого не произошло. В последний момент болтуны заметили меня, прекратили на секунду беседу и со свистом пронеслись мимо, один - перед моим носом, другой - за моей спиной. Ещё несколько шагов, и я уже рядом с Сашей. Забегая вперёд, скажу, что спустя неделю я спокойно переходил улицы вьетнамских городов, не боясь не только мобилетов, но и автомобилей, что, конечно же, было безрассудством. Мало того, вернувшись в Россию, я по привычке стал так же пересекать и московские улицы, однако быстро вспомнил, что у нас даже по тротуарам надо ходить осторожно, с оглядкой на транспорт.

#44 ostojin-dobrin

ostojin-dobrin

    user

  • Members
  • Pip
  • 64 posts
  • Gender:Male
  • Location:Moscou

Posted 09 May 2006 - 01:36 AM

АРОМАТНАЯ ПАГОДА В первый же день моего пребывания в Ханое, Саша познакомил меня с ещё одной своей деловой партнёршей, вьетнамкой бальзаковского возраста. Звали её Нна, но Саша называл Ниной. Она закончила какой-то технический вуз в России и свободно говорила по-русски. Когда во Вьетнаме разрешили частное предпринимательство, Нна занялась коммерцией и вскоре стала владелицей нескольких сувенирных магазинчиков в Ханое. Приветливая и весёлая бизнеследи сразу предложила мне экскурсию в так называемую Ароматную пагоду, пещерный храм, расположенный километрах в семидесяти от Ханоя. На следующий день, 3-го февраля, вьетнамцы отмечали какой-то буддийский праздник и совершали паломничество по святым местам. Я отправился в номер готовить фотоаппаратуру, уверенный, что завтра сделаю массу красивых снимков. Однако, вечером того же дня резко похолодало и с неба повалила густая водяная пыль. Я никогда не видел ничего подобного, в том числе и в Африке, где провёл немало лет. Это был не мелкий моросящий дождик. Распылённая влага оседала на землю плотными волнами, моментально создавая лужи, но не оставляя на их зеркальной поверхности ни малейшего возмущения. Казалось, город опрыскивают из гигантского пульверизатора, вымокнуть под которым можно так же быстро, как под обычным дождём. Поэтому вьетнамцы, пешие и на двух колёсах, словно по команде облачились в прозрачно-голубые полиэтиленовые плащи с капюшоном. Это одноразовое одеяние стоит здесь двадцать или тридцать американских центов и продаётся на каждом шагу. Я лёг спать с надеждой, что за ночь небесная влага иссякнет, но, выглянув утром в окно, увидел мокрый асфальт, людей, упакованных в голубой пластик, и серое небо, с которого по-прежнему сыпала обильная водяная пыль. Однако, мероприятие никто не отменял. Я встал, привёл себя в порядок и спустился в ресторан. На завтрак подали кофе, стакан апельсинового сока и горячие тосты с маслом, плавленым сырком и джемом. Однако, чтобы выкушать кофе, предстояло понять, как это делается. Напиток был подан в чашечке. На ней стояло ситечко с кофейной гущей, накрытое крышечкой. Чтобы добраться до душистого напитка, нужно было снять с чашки ситечко, но куда его деть, понятно не было. На белоснежную скатерть или на красивые, накрахмаленные салфетки его не поставишь - кофе сочится. Другой посуды на столе не было. Посмотреть, как с задачей справляются другие, возможности не было - зал был пуст. Звать из-за этого официантку тоже не хотелось. И тут я допёр, что ситечко можно поставить на крышечку, которой оно прикрыто. Кофе был восхитительный. Меня угощали им ещё в России, перед путешествием, и вот я вновь ощутил его неповторимый вкус. Этот кофе можно найти в любом уголке Вьетнама. Он производится в этой стране, и интересно узнать, как он здесь появился. Вскоре после завтрака у дверей отеля остановился новенький белый «пежо», в котором сидели Нна и трое улыбчивых вьетнамцев, её ровесников. Один из них то и дело пытался говорить по-русски, правда, без успеха, зато Нна бойко рассказывала о бурно развивающейся вьетнамской экономике. «По темпам экономического роста мы занимаем второе место в мире после Китая», - сообщила она. В это охотно верилось, потому что трудолюбие вьетнамцев поражало меня на протяжении всего пребывания в стране. В тот день, несмотря на слякотную погоду, местные жители так же неутомимо трудились на рисовых полях по колено в навозно-глинистой жиже, так же упорно строили дома и подметали улицы. Только сегодня на них были всё те же полиэтиленовые плащи. Моё внимание привлекли большие бочки из блестящего белого металла, по форме напоминающие железнодорожные цистерны, только в несколько раз меньше. Они были разного объёма и присутствовали повсюду: на балконах и крышах зданий, в гаражах, лавках и даже в кузовах едущих грузовиков. Кое-где они громоздились сверкающей массой одна на другую. Нна объяснила, что это резервуары для воды, которые приходится использовать за отсутствием центрального водоснабжения. Посреди обычного рисового поля, затопленного водой, я вдруг увидел могильный холмик с характерным каменным надгробием. Рядом трудился крестьянин. Через секунду я заметил на обочине ещё одну могилку, на этот раз окружённую зелёными рисовыми всходами. Это выглядело удивительно. Трудно было представить себе кладбище и сельхозугодия единым целым. Нна подтвердила, что это действительно могилы и что попали они сюда не случайно, а согласно местному обычаю. «У нас особый ритуал погребения, - пояснила Нна. - Сначала умершего хоронят на общественном кладбище. По истечении определённого срока, покойника, точнее, его останки, выкапывают, обмывают его косточки (не отсюда ли выражение «перемывать кости» кому-либо?) и вновь хоронят, но уже на земле, принадлежащей потомкам усопшего. В том числе и на полях, отведённых под сельхозкультуры, если нет более подходящего места. Позднее мне приходилось видеть могилы и на чайных плантациях, и под фруктовыми деревьями. Спустя час мы подъехали к речной пристани. Здесь образовалась автомобильная пробка, которой в полной мере пользовались торговцы. В основном, это были девочки и женщины всех возрастов, включая ветхих старух. Они совали в окна машин пакетики с туго свёрнутыми полиэтиленовыми плащами, дешёвые складные зонты, баночки с бальзамом и пачки самых мелких в стране денежных купюр достоинством от двух до четырёх американских центов. Эти бумажки предназначались для пожертвований в Ароматной пагоде и в храмах, находящихся по дороге к ней. Узнав во мне человека с Запада и надеясь на солидный куш, торговки так плотно облепили нашу машину и так настойчиво совали мне в нос свой товар, что пришлось поднять все стёкла. Вскоре мы добрались до автостоянки, вышли из машины и, окружённые толпой торговцев, двинулись по пристани вдоль рядов длинных, остроносых лодок. Это были сваренные из металлических листов посудины с плоским дном, несколькими поперечными сиденьями из досок и двумя длинными вёслами - на носу и на корме. Попадались и деревянные лодки такой же формы. Присутствовали и моторные пироги. Нам досталась стальная лодка. Гребцами выступали две молоденькие, миловидные вьетнамки в конусообразных шляпах, чёрных брюках и плотных куртках. Они приветливо, как родному, улыбнулись мне и жестами пригласили в лодку. Садиться в неё нужно было осторожно, потому что купаться, тем более в одежде и с фотоаппаратурой, не хотелось. К огромному моему сожалению, фотографировать я пока не мог: не хотелось подставлять дорогую камеру под водяную пыль, сыпавшую с неба. А фотографировать было что. Очаровательные девушки, стоя на носу и корме, подобно венецианским гондольерам, грациозно гребли вёслами, и мы медленно плыли по зеркальной поверхности реки мимо зелёных, сказочно красивых гор, уютных, словно игрушечных деревушек, примостившихся у их подножий, мимо живописных лесов и полей. «Эти горы называются «Семь слонов», - сообщила Нна. - Они очень похожи на слонов, которые смотрят на храм. Только последний, седьмой, слон повернулся к храму задом». Навстречу нам плыли лодки с людьми, возвращавшимися из праздничного паломничества. Путешествие по воде длилось около часа. Потом началось восхождение. У буддистов путь к храму - это испытание на моральную прочность. Слабо верящим людям надоест подниматься на крутую гору, и они пойдут в другое место, к тому же по более лёгкому пути - в лавку, на рынок, в харчевню или в бордель. Но таких людей здесь не много. В составе бесконечной вереницы паломников мы упорно поднимаемся в гору по выложенным из камня ступеням, каждая из которых высотой сантиметров сорок. Почему-то камни кладки стоят торчком, и ступать на них надо осторожно, чтобы нога не застряла между ними и, не дай Бог, не оказалась вывихнутой или сломанной. А в тот день ступени были покрыты жидкой глиной, и я очень боялся не только оступиться, но и поскользнуться. Но что удивительно, подошвы ничуть не скользили на мокрых, отполированных миллионами ног камнях. Ни один из них не качнулся и даже не шевельнулся под моей ступнёй, словно все они были сцементированы. По обе стороны от ступенчатой дороги располагались лавки с прохладительными напитками, разнообразной едой, сувенирами и литературой, посвящённой этим святым местам. Торговые точки были накрыты провисающими пластиковыми тентами. На них скапливалась дождевая вода, которая время от времени самопроизвольно выливалась на головы паломников. Через полчаса пути в одной из таких лавок мы устроили привал. Здесь торговали кокосовыми орехами и свежевыжатым соком сахарного тростника. Он оказался весьма вкусным. Сок давили на специальном агрегате, напоминавшем устройство для выжимания белья в старых стиральных машинах: крутя ручку, пропускали стебли тростника между двумя металлическими валиками и наполняли мутновато-жёлтым соком большие стаканы. Добрели до небольшого храмового комплекса, включавшего в себя несколько зданий и просторный двор, посреди которого стояла большая чаша с горящими в ней денежными купюрами и бумажками, на которых были написаны пожелания верующих. Тут же сновали фотографы, снимавшие всех желающих и продававшие им фото спустя несколько минут. Свои недорогие фотокамеры, как и себя, они обернули полиэтиленом, что позволяло им работать под необычным вьетнамским дождём. Нна извинилась передо мной и сказала, что сейчас ей и её друзьям придётся оставить меня на время, поскольку им нужно пообщаться с Богом. Мы договорились встретиться через двадцать минут у дымящейся чаши. Прогуливаясь по территории комплекса, я повсюду натыкался на мелкие денежные купюры, кучками лежавшие у алтарей и скульптурных изображений Будды. Вдоль забора стояли каменные, ярко раскрашенные изваяния стражников очень свирепого вида. В одном из зданий стояла большая статуя Шакья-Муни, перед которой дымились тонкие палочки, воткнутые в песок. Вокруг сгрудились молящиеся. Среди них я увидел Нну. Она стояла перед своим божеством на коленях, сложив ладони у груди и смиренно склонив голову. Глаза её были закрыты. Я невольно засмотрелся на неё и очнулся, когда она уже поднялась на ноги. Мне показалось, что Нна заметила меня, но не подала вида. Через минуту мы собрались у чаши с горящими деньгами и продолжили путь.

#45 Vladimir

Vladimir

    user

  • Members
  • Pip
  • 33 posts

Posted 11 May 2006 - 06:05 AM

Спасибо, Володя, что сообщил о фильме "Ангкор Ват". Короткий он оказался, но хороший. Еще раз удалось побывать и восхититься. Только запутали они меня окончательно в этой Шиво-Кришно-Вишну-Буддистской тематике. Совсем я потерялся. До вчерашнего дня казалось, что после шестичасовой беседы с буддистским монахом в одном из чангмайских монастырей, мне было многое понятно. Теперь опять каша в голове. Может монах тот сам ни хрена не знал? Ты уж, будь ласков, поясни, когда до Ангор Вата доберешься.

#46 ostojin-dobrin

ostojin-dobrin

    user

  • Members
  • Pip
  • 64 posts
  • Gender:Male
  • Location:Moscou

Posted 13 May 2006 - 09:21 AM

...запутали они меня окончательно в этой Шиво-Кришно-Вишну-Буддистской тематике. Может монах тот сам ни хрена не знал? ...поясни, когда до Ангор Вата доберешься.

Всенепременно, тёзка. В крайнем случае, ещё раз туда смотаемся и разберёмся на месте со всеми - и Шивой, и Кришной, и с тем монахом, который тебя консультировал.

#47 ostojin-dobrin

ostojin-dobrin

    user

  • Members
  • Pip
  • 64 posts
  • Gender:Male
  • Location:Moscou

Posted 13 May 2006 - 09:26 AM

Наконец мы подошли к Ароматной пагоде. Это огромная пещера с высоченными, теряющимися темноте сводами. Никакого особенного аромата я не ощутил: то ли не принюхался, то ли обоняние подвело, а может, аромат вообще отсутствовал. Пещера полна народа, но толкотни нет. Среди гигантских оплывших сталагмитов и камней устроены алтари. Повсюду горят свечи и тлеют палочки - только ими здесь и пахнет. Вьетнамцы молятся истово, искренне, напрочь отключаясь от действительности. Мои спутники вновь оставили меня. Защищённый от дождя, я принялся фотографировать. Местные ребята, промышлявшие продажей фотоснимков, образовали вокруг меня гомонящее кольцо - их впечатлила моя аппаратура. Обернувшись, я вдруг увидел, что один из вьетнамцев, с которыми я сюда приехал, внимательно за мной наблюдает, хотя только что собирался молиться. Взгляды наши столкнулись, и мне показалось, что он смутился. В следующую секунду он скрылся за сталагмитом. Когда же мы вновь собрались, вьетнамец держался совершенно естественно и спокойно. Выйдя из пещеры, мы увидели, что дождь прекратился. Обрадованный, я решил поснимать снаружи и извлёк на свет камеру. Не успел я выбрать объект, как на мою голову обрушился водопад, заливший меня от макушки до пояса и даже ниже. Это была дождевая вода, скопившаяся на тенте. К счастью, фотокамера чудом осталась сухой - я держал её перед собой, и на неё не попало ни капли. Сзади я услышал женский голос, воскликнувший по-русски: «Во как его окатило!» «Здоровее будет!» - хмыкнул мужской. Пара молодых соотечественников прошествовала мимо, посматривая на меня с интересом, но без сочувствия. Моё омовение их развеселило. У меня тоже было прекрасное настроение: камера не пострадала, впечатлений много, и жизнь продолжается. Спуск с горы оказался тяжелее подъёма. Схождение по высоким ступеням, почти соскакивание с них в течение часа, да с увесистым рюкзаком за спиной - серьёзная нагрузка. И оступиться легче, чем при восхождении. Камни торчат краями вверх, и если бы хоть один из них пошевелился, я неминуемо, и очень болезненно приложился бы о ступени. На полпути устроили привал. Расположившись вместе с другими паломниками на просторном дощатом помосте, перекусили паштетом, вьетнамской колбасой и мягким белым хлебом. Сидевший рядом вьетнамец виртуозно поедал палочками горячую рисовую лапшу с мясом и бульоном. Это блюдо называется фо. Говорят, что кусочки мяса в нём должны быть слегка недоваренные. Добравшись до реки, мы сели в ту же стальную пирогу и поплыли обратно. Некоторые из паломников-мужчин возвращались навеселе. Одна компания разошлась настолько, что перевернула свою лодку и в полном составе оказалась в воде. Это, впрочем, не испортило им настроения. В пиджаках и брюках, они барахтались в холодной, мутной воде и, хохоча во всю глотку, цеплялись друг за друга. У пристани «гондольерша», мило улыбавшаяся мне всю дорогу, вдруг посерьёзнела и стала настойчиво требовать с меня дополнительную плату. Это объяснялось моим статусом западного туриста. Нна, старательно оберегавшая меня от всяческих вымогательств, на этот раз кивнула и назвала небольшую сумму, которую я тут же выдал лицемерной девушке. Своим вьетнамским знакомым я компенсировал расходы на бензин, что было равноценно стоимости тура в эти места. Я полагал, что именно за этим они и пригласили меня с собой, но Нна меня озадачила: она подарила мне старинную статуэтку Будды из жёлтого металла, стоившую в несколько раз дороже потраченного бензина. Я знал цену таким вещицам и потому не понял, зачем Нна это сделала. Ведь у нас с ней были самые обычные отношения. Она - коммерсант, торгует подобными предметами, а тут вдруг начала их дарить. Я стал ждать развития событий.

#48 ostojin-dobrin

ostojin-dobrin

    user

  • Members
  • Pip
  • 64 posts
  • Gender:Male
  • Location:Moscou

Posted 17 May 2006 - 10:11 AM

ХАЛОНГ На следующий день Нна запланировала мне экскурсию по Халонгу, который раннее я видел лишь на фото и в кино. Уникальное место, охраняемое Юнеско. Это сравнительно небольшой залив, входящий в большой Тонкинский залив (или Бакбо), который, в свою очередь, является частью Южно-Китайского моря. Халонг примечателен тремя с половиной тысячами маленьких островов, расположенных совсем рядом друг с другом. В основном, это горы или огромные скалы, торчащие из спокойной нефритовой воды, но попадаются островки покрупнее, с более сложным ландшафтом. Красота изумительная, небывалая. Именно поэтому здесь снимали знаменитый французский фильм «Индокитай» и одну из самых ярких лент о Джеймсе Бонде (кажется, «Золотой палец»). Расположен Халонг в ста пятидесяти километрах от Ханоя. Тур включал в себя путь до побережья, путешествие по заливу на прогулочной шхуне, ночёвка в отеле на острове Кат Ба - самом крупном из архипелага, возвращение на континент и доставка в Ханой. Везде обещали кормить и поить. Стоимость тура смешная - 25 или 30 $. Нна позвонила в одну из многочисленных турфирм и дала мои координаты. «Завтра в 8 утра за тобой заедут в отель, - предупредила она. - Будь готов». «Всегда готов», - ответил я. На следующий день, в указанное время, я сдал чемодан в камеру хранения отеля, чтобы не платить за пустующий номер, и вышел на улицу. Погода стояла пасмурная, но дождя не было. Народ спешил на работу, и поток мотобайков был особенно плотным. Они ехали, почти касаясь друг друга. Накануне я спросил Сашу: «Может быть, в целях экономии мне стоит иногда пользоваться услугами мотобайкеров? Это втрое дешевле, чем такси, а чем больше я буду ездить, тем больше хороших снимков смогу сделать». Саша отнёсся к моей затее с сарказмом: «Если хочешь камеру расфигачить (он сказал резче - В. Д.), тогда давай. Ты же видишь, какое тут движение!» Помолчав, Саша неожиданно заключил: «Но вообще-то прокатиться надо. Для полноты впечатлений. Здесь это называется «такси в обнимку». Захватывающее ощущение!» Я решил не спешить с этим, пока есть деньги, но судьба распорядилась по-своему.

#49 ostojin-dobrin

ostojin-dobrin

    user

  • Members
  • Pip
  • 64 posts
  • Gender:Male
  • Location:Moscou

Posted 20 May 2006 - 10:11 AM

Я топтался перед дверьми отеля, когда ко мне подошёл мальчонка лет десяти с сапожной щёткой и пластиковым пакетом в руках. Жестами он предложил мне почистить обувь. Я согласился. После вчерашнего похода я, конечно, отмыл свои ботинки, но вот намазать их кремом не успел. Малец опустился на одно колено и начал проворно развязывать мой шнурок. Я не препятствовал ему, полагая, что он хочет вынуть его, дабы не запачкать ваксой. Но пацан вдруг стал стаскивать с моей ноги расшнурованный ботинок. Я растерялся и, балансируя руками, выдернул ступню из его цепких ручонок. Но ботинок всё же остался у мальца. Жестом он предложил мне поставить разутую ногу на его пакет, разложенный на асфальте. Однако, пакет был вымазан сапожным кремом, а я не хотел пачкать носок. Пришлось опереться для устойчивости о фонарный столб и по-журавлиному поджать ногу. Мальчонка тем временем бойко принялся крыть мой ботинок ваксой вместе со шнурком. В этой позе меня и застал представитель турфирмы, подошедший откуда-то сбоку. Это был маленький, щуплый вьетнамец в чёрной синтетической куртке и вязаной шапочке, какие носят у нас. Он был мне по грудь, не выше. Из его английского я понял, что он ищет «мистера Добрина, желающего отправиться в Халонг». Я повертел головой в поисках автобуса, но вьетнамец указал на стоявший за ним лёгкий мотоцикл. Мне стало смешно. Этот крендель решил устроить мне тот самый аттракцион, от которого так предостерегал Саша, то есть прокатить на двухколёсном драндулете по запруженным улицам в час пик и с фотоаппаратурой за плечами. Я решительно мотнул головой и ткнул пальцем в стоявшее рядом такси. Вьетнамец испуганно замахал руками и залопотал: «Ноу такси! Ноу такси!» По его жестам и словам я понял, что турфирма находится совсем рядом, в конце квартала. Брать такси, чтобы проехать пятьсот метров, смысла не было, и я согласился. Я дождался, когда малец закончит возню с ботинками, нацепил на себя рюкзак и последовал за маленьким вьетнамцем. Тот уселся за руль, а я устроился за заднем сидении. Ухватиться было не за что, и я попытался держаться за гида. Его тельце, прикрытое свободной курткой, оказалось настолько тщедушным, что пальцы моих рук почти сомкнулись на его талии. Было ощущение, что я держусь за лёгкую пластиковую куклу. Вьетнамец съехал с тротуара и, поддав газу, влился в поток мотобайщиков. Я сразу почувствовал сильное нервное возбуждение, и в кровь мою бурно хлынул адреналин. Беспокоило то, что гид мой тут же начал резво всех обгонять. Он проворно вилял между попутными мотобайками и легковушками, решительно обходил автобусы и грузовики, ради чего бесстрашно выскакивал на встречную полосу. Зачем так торопиться, думал я, если ехать недалеко? Однако, когда мы набрали скорость, я понял, что турфирма вовсе не так близко, как я себе представлял. Александр оказался на сто процентов прав насчёт «захватывающего ощущения». Постояв у светофора, мы пролетели большой, как площадь, перекрёсток и на полной скорости врезались в густой встречный поток мотобайкеров. Я зажмурил глаза, ожидая, что нас не просто собьют, а сотрут в порошок или, как минимум, сильно покалечат. Однако, транспортная лавина каким-то непостижимым образом обтекала нас с обеих сторон, едва не задевая мои торчащие колени. Особенно страшно было, когда навстречу нёсся большой автомобиль или автобус. Но и с ними мы успешно расходились, правда так близко, что приходилось уворачиваться от зеркала заднего вида, торчащего на кабине. Мои руки оставались на тоненькой талии вьетнамца, но я прекрасно понимал, что при крутом вираже или столкновении я тут же вылечу из седла, прихватив с собой невесомого юношу. Как говорится, «обои полетим». Я ждал, что мы вот-вот приедем, однако лихая езда продолжалась. На скоростном отрезке пути с головы моей сдуло бейсболку. Вспомнилось письмо отца Фёдора из «Двенадцати стульев», писанное им в Ростове: «Тут поднялся ветер, и унёс в реку картузик брата твоего, булочника». Кстати, бессмертный образ этого авантюриста и непоседы частенько всплывал в моём сознании в разные моменты моих странствий: карабкался ли я на скалы или руины и потом не знал, как спускаться, утрачивал ли в пути предметы туалета, или же просто шёл по дороге «мерным солдатским шагом, глядя перед собой твёрдыми алмазными глазами». Позднее я спокойно и очень часто разъезжал по вьетнамским и кхмерским городам в качестве пассажира мотобайка. Но не вздумайте делать это в Бангкоке или других крупных городах Таиланда. Там другие скорости. В силу обстоятельств мне довелось испытать такое однажды в тайской столице, и я ни в коем случае, ни за какие коврижки не стану повторять этого. Но об этом позже. Наконец мы подъехали к офису турфирмы. Мужчины и женщины, молодые и пожилые, стояли у его стеклянных дверей и сидели вдоль стен небольшого помещения. Тут были западники, представители Юго-восточной Азии и даже молодой японец в национальной одежде и с самурайской причёской. В углу громоздились рюкзаки и дорожные кофры. Через минуту туристов пригласили в автобусы. Трижды меня пересаживали из одного в другой. Не выдержав, я слегка выругался по-французски. Один из туристов заржал. Это был немолодой филиппинец, говоривший по-французски. В итоге меня определили в группу молодёжи до тридцати лет, говорившую по-английски. На первой же остановке, в кафе, нас ждал завтрак: кофе, хлеб с маслом, фрукты. Я оказался за столиком с двумя молодыми, симпатичными канадками. Одна из них свободно говорила по-французски, хотя была не из франкоговорящего Квебека, а из англоязычного Торонто. Милые и общительные девушки прибыли во Вьетнам несколько дней назад и намеревались путешествовать по Индокитаю ещё два месяца. Хорошо живут! Не успел я обрадоваться приятной компании на ближайшие сутки, как меня перевели в группу молодых англичан, четырёх парней и трёх девиц. Канадка представила меня им и спросила, не говорит ли кто из них по-французски. Бритиши равнодушно помотали головами. «А по-русски?» - спросила канадка. На этот раз англичане глумливо заулыбались и принялись с интересом меня разглядывать. Возможно, я был первым русским, которого они видели так близко. На вопрос девушки один из них весело ответил: «Ниет!», а второй гаркнул: «Да-а!» Это всё, что они знали по-русски. Канадка виновато улыбнулась мне и развела руками. Она сожалела, что я буду скучать без знания английского. Позднее я заметил, что западники, в основной своей массе, чутко следят, чтобы никто не чувствовал себя одиноким в группе. Они стремятся вовлечь в общение всех, кто находится в их временном коллективе, не размежёвываясь по социальному, политическому, этническому, возрастному или половому признаку. Эти молодые ребята с таким вниманием и уважением относились ко мне во время экскурсии, что порой я ощущал себя не в своей тарелке. А одна девушка, по имени Джесика, буквально опекала меня на каждом шагу. Она немного говорила по-французски и при необходимости обеспечивала мне языковой контакт с группой или гидами. Я чувствовал себя, словно в компании давних приятелей. Удивительно! Вскоре мы прибыли в Хайфон, откуда должно было начаться наше плавание по заливу Халонг.

#50 ostojin-dobrin

ostojin-dobrin

    user

  • Members
  • Pip
  • 64 posts
  • Gender:Male
  • Location:Moscou

Posted 11 June 2006 - 10:00 AM

Хесус и Саша прислали мне несколько дисков с прекрасными фотографиями по Индокитаю и с фильмом о Халонге. Теперь есть, чем иллюстрировать повествование - ведь рассказ о Халонге нужно обязательно сопровождать картинками. Фотографии качественные, "тяжёлые", поэтому надо будет их несколько "облегчить" для форума. Постараюсь сделать это через неделю, когда у меня будет небольшой отпуск. Мы с Дедовым вышли на работу, и в будни свободного времени практически нет.

#51 Vadim Zima

Vadim Zima

    forum lifer

  • Root Admin
  • PipPipPip
  • 1,886 posts
  • Gender:Male
  • Location:Москва-Сиэтл-Майями
  • Interests:Макинтош, цифровая любительская фотография, баловство с графическими приложениями, музыка - прогрессивный рок, блюз и британский поп-рок 70-х

Posted 14 June 2006 - 03:05 PM

На этот раз англичане глумливо заулыбались и принялись с интересом меня разглядывать.

Узнаю твой почерк, старик! :)
Наконец, нашел время и наверстал упущенное. Классные заметки и, главное, стиль изложения!
Насчет работы с Дедом, конечно, это главное. Удачи вам. Привет ему от меня передай.

#52 ostojin-dobrin

ostojin-dobrin

    user

  • Members
  • Pip
  • 64 posts
  • Gender:Male
  • Location:Moscou

Posted 17 June 2006 - 06:45 AM

Передам в полном объёме. И спасибо, Вадим, за высокую оценку изложения. Постараюсь не халтурить и впредь.

#53 Vladimir

Vladimir

    user

  • Members
  • Pip
  • 33 posts

Posted 17 July 2006 - 10:33 AM

А где "ДАЛЬШЕ"?

#54 ostojin-dobrin

ostojin-dobrin

    user

  • Members
  • Pip
  • 64 posts
  • Gender:Male
  • Location:Moscou

Posted 18 July 2006 - 06:47 AM

А где "ДАЛЬШЕ"?

Привет, тёзка! Давненько не общались! Я думал, ты опять укатил куда-нибудь на край света, потому как время отпусков. Кстати, есть интересный маршрут. По крайней мере, для меня - жутко интересный. Не на ближайшие месяцы, а попозже. Обсудим по телефону или при встрече.

Что касается "ДАЛЬШЕ", застрял я потому, что вознамерился разместить фотоиллюстрации, которые в тысячу раз красивее моего изложения. Без них уже не обойтись, а с ними не всё так просто: надо встретиться с компьютерщиком, который доведёт их до кондиции и разместит на своём сайте так, чтобы можно было вызывать одним кликом именно то, что требуется для данного пассажа. А с компьютерщиком этим мы в противофазе - то он работает, то я в командировке. Попробую сделать что-то на этой неделе.

#55 Vladimir

Vladimir

    user

  • Members
  • Pip
  • 33 posts

Posted 18 July 2006 - 09:48 AM

...Кстати, есть интересный маршрут. По крайней мере, для меня - жутко интересный...

Не интригуй!! Хоть в каком направлении?

#56 ostojin-dobrin

ostojin-dobrin

    user

  • Members
  • Pip
  • 64 posts
  • Gender:Male
  • Location:Moscou

Posted 19 July 2006 - 06:41 AM

Не интригуй!! Хоть в каком направлении?

В Мексику.

#57 Vladimir

Vladimir

    user

  • Members
  • Pip
  • 33 posts

Posted 19 July 2006 - 06:47 AM

В Мексику.

ОБАНА!!!

#58 ostojin-dobrin

ostojin-dobrin

    user

  • Members
  • Pip
  • 64 posts
  • Gender:Male
  • Location:Moscou

Posted 17 September 2006 - 07:23 AM

ОБАНА!!!

А чего? Собирай чемоданы. Водку на этот раз можешь не брать - тамошней текилой перебьёмся. А пока суть да дело вернёмся в Индокитай. (Фото скоро будут).

Акватория порта Хайфон буквально запружена небольшими прогулочными шхунами, добротно сколоченными из красного дерева. Большая часть их не может подойти к причалам, и они теснятся борт к борту, покачиваясь на волнах и образуя плавучий полуостров. Следуя за девушкой-гидом, мы прыгаем с одного кораблика на другой и вскоре попадаем на наш. Он создан для туристических целей, имеет две палубы - нижнюю, застеклённую, похожую на просторный вагон-ресторан, и верхнюю - открытую, на которой нет ничего, кроме двух перепончатых парусов красного цвета. Шхуна моторизованная, но паруса всё же используются при попутном ветре.

Наверху прохладно и ветрено, поэтому все набились в кают-компанию, расселись за столиками и принялись пялиться в окна. В баре, как и по всему Индокитаю, стояли бутылки местной водки с коброй внутри. Как бы два змея в одном флаконе - пресловутый "зелёный" и натуральный. У меня подобная экзотика вдохновения никогда не вызывала. И не только у меня. Франкоговорящий попутчик, устроившийся за соседним столиком, извлёк из сумки огромную, литра на три, бутыль "Мартеля" и предложил мне стаканчик. Я не стал упираться. Коньяк был чудный. К тому моменту мы уже двинулись в путь, и за окнами проплывали очаровательные зелёные островки. Напиток и невиданные доселе красоты погрузили меня в эйфорию, которой немедленно захотелось поделиться. Я достал мобильник и набрал номер. К моему удивлению, связь была. Я стал звонить друзьям и родственникам, сообщая им, что плыву по Южно-китайскому морю среди островов. Звонил, пока связь не прекратилась.

#59 Vladimir

Vladimir

    user

  • Members
  • Pip
  • 33 posts

Posted 22 September 2006 - 09:17 PM

Афтар жжи дальше!!!!

#60 ostojin-dobrin

ostojin-dobrin

    user

  • Members
  • Pip
  • 64 posts
  • Gender:Male
  • Location:Moscou

Posted 30 October 2006 - 05:32 AM

Гидом у нас была молоденькая девушка-вьетнамка, беспрестанно лопотавшая по-английски. Узнав, что я из России, она долго не отходила от меня, произнося с нежным восторгом знакомые ей русские слова и показывая открытки с московскими видами - она возила их с собой в портфеле. Рассказала, что ее дедушка, воевавший с американцами, очень хорошо отзывался о русских, помогавших вьетнамцам в борьбе за независимость. Открывшиеся вокруг виды отвлекли меня от беседы с общительной вьетнамкой. Это было, невиданное, завораживающее зрелище. Из тихого моря, насколько хватало глаз, поднимались огромные, величественные скалы, подёрнутые зеленью, и маленькие острова. Они обступили нас со всех сторон. Мне часто приходилось видеть горы рядом с океаном, но здесь то и другое смешалось самым немыслимым образом. Это было горное путешествие на судне. Плавание среди гор. При виде такого сюрреалистического пейзажа в голову пришла мысль: так, наверное, должны были выглядеть Кавказские горы во времена Всемирного потопа, когда Ной подплывал на своём ковчеге к Арарату. Пасмурная погода затуманила очертания скал, погасила яркие краски, но и без них здешние виды производили сильнейшее впечатление. Если бы небо вместо серого было лазурным, зелень островов сияла бы в свете дня, а на воде играли бы солнечные блики - от такой красоты, наверное, закружилась бы голова. Небывалый горно-морской ландшафт околдовывал, действовал, как крепкое вино. На пути попадались рыбацкие судёнышки, покрупнее и помельче, под парусами или с моторами, с навесами и без. Одна лодка поразила меня своим видом: она походила на большой лапоть, метра три длиной, в котором гордо восседал отважный мореход. Удивительное плавсредство было сплетено из тростника, подобно знаменитому хейердаловскому “Тигрису”, но в отличие от последнего, было снабжено звонко трещавшим мотором. Благодаря ему “лапоть” уверенно рассекал воду своим круглым носом, и сидевший в нём человек с достоинством посматривал вокруг. К сожалению, я не успел его сфотографировать. Позднее не раз видел плетёные лодки, но все они были круглыми, похожими на тарелки для хлеба, а вот “лапоть” больше так и не встретился.




0 user(s) are reading this topic

0 members, 0 guests, 0 anonymous users